top of page

Интервью с переводчиком Владимиром Петровым

Обновлено: 22 дек. 2023 г.

Поиски специалистов, которые возьмутся грамотно отразить в русском переводе идеи, ритм и слог оригинала – важнейшая часть работы нашего издательства. Мы гордимся результатами и с радостью делимся новой рубрикой – «Интервью с переводчиком».

Открываем ее небольшой беседой с Владимиром Петровым, благодаря которому вышли такие книги, как «Магия отчаяния: моральная экономика колдовства в России XVII века», «SPAсибо партии. Отдых, путешествия и советская мечта», «Россия и ее империя. 1450–1801», «Кино, нация, империя. Узбекистан, 1919–1937» и многие другие.

«... cейчас без {AI} невозможно работать с техническими текстами. Но кое-что не меняется: у переводчика все меньше права на ошибку. Выяснить значение слова или исторический контекст сейчас намного проще, чем раньше»

Здравствуйте, Владимир! Для разных издательств вы подготовили уже немало проектов. В чем для вас основная прелесть / сложность перевода научной и научно-популярной литературы?

Главная прелесть — в том, что получаешь массу новых знаний. А главная трудность — в том, что у нашего и зарубежного читателя несколько разный бэкграунд. Иностранные авторы подробно останавливаются на том, что отечественному читателю хорошо известно. И наоборот, есть понятия, которые у нас еще не очень употребительны, а за рубежом используются уже давно и всем понятны. Приходится все это учитывать.

Сегодня, при настоящем информационном изобилии, среди текстов попадаются весьма специфические «образчики». Расскажите, пожалуйста, о наиболее необычных переведенных вами книгах.

Самые необычные оставили не самые приятные воспоминания, если честно. Был смешной случай, когда одно издательство оптом, не глядя, купило много бразильских любовных романов разного времени и качества, и мне пришлось принимать участие в этом проекте. А однажды мы со знакомой начали переводить книгу — и выяснилось, что это не имеет смысла, надо написать свою на ту же тему. Так мы и сделали.

Если говорить о «Библиороссике», что в наших книгах больше всего впечатлило вас?

Издательство очень тщательно отбирает авторов, я не могу назвать ни одной «проходной! книги. Лучшей из всех пока остается «Магия отчаяния» Валери Кивельсон. Кстати, сейчас я работаю над книгой, которая в какой-то мере будет ее продолжением. Кивельсон пишет очень интересные вещи: о том, что магия была реально работающим и очень важным механизмом. Конечно, не магия как таковая, а вера в нее, страх перед ней. Но хочу сказать еще кое-что. История магии — это прежде всего судебные протоколы, по понятным причинам. Так вот, эти протоколы — уникальная возможность познакомиться с живым разговорным языком XVII–XVIII веков. Он почти нигде не отражен, кроме судебных записей.

Помимо работы с языком и словом, перевод предполагает серьезное погружение в материал. Что вам запомнилось в той связи?

Самый интересный источник я нашел когда-то в одном из наших архивов — это была рукопись итальянского мореплавателя XVIII века в роскошном сафьяновом переплете, с его собственноручными рисунками. По-моему, до меня ее не раскрывали лет сто. Правда, опубликовать удалось только небольшие отрывки.

Книга как произведение искусства действительно впечатляет! Однако сегодня книги все чаще воспринимаются как тексты, а не материальные носители информации. Влияет ли формат издания на перевод и его восприятие?

По-моему, это скорее дело привычки. Я знаю людей, которые не могут читать в печатном виде то, что прочли давным-давно в машинописи. А вообще, электронный формат с гиперссылками прекрасно подходит для научных изданий. Когда-нибудь научная литература уйдет в «цифру» — если, конечно, сегодняшние форматы вообще сохранятся. Однажды мне пришлось участвовать в подготовке бумажной книги с четырьмя уровнями комментариев. Выглядела она очень интересно, но читателю в таких случаях не позавидуешь.

Если обращаться к темам неизбежной цифровизации и технологизации переводческого дела, каковы, на ваш взгляд опытного специалиста, перспективы перевода?

Понятно, что скоро искусственный интеллект будет и писать, и переводить, и читать за нас. Ну, а если серьезно, все меняется настолько быстро, что трудно делать прогнозы. Еще пятнадцать лет назад системы автоматизированного перевода были экзотикой, а сейчас без них невозможно работать с техническими текстами. Но кое-что не меняется: у переводчика все меньше права на ошибку. Выяснить значение слова или исторический контекст сейчас намного проще, чем раньше.

И напоследок посоветуйте, пожалуйста, авторов по истории, чьи книги понравятся как искушенным читателям, так и профессионалам.

Наверное, тем, кто всерьез интересуется историей, уже не нужны советы. А так, можно порекомендовать труды нашего современника Евгения Анисимова. Это блестящий специалист, которому прекрасно удаются и популярные книги. Можно начать с его обзорного труда по истории России. Есть талантливый итальянец Альберто Анджела, которого у нас переводят — это уже не отечественная, а всеобщая история.



***


Еще одна книга от автора «Магии отчаяния», «Колдовство в России и Украине, 1000–1900», готовится к изданию в переводе Владимира в 2024 году! #Интервьюспереводчиком




46 просмотров0 комментариев
bottom of page