top of page

Кирилл Батыгин: «Карьеру переводчика книг лучше всего начинать именно с нон-фикшн».

Обновлено: 31 мар.



Дорогие читатели! В новом выпуске рубрики #интервьюспереводчиком публикуем беседу с Кириллом Батыгиным. Наша апрельская новинка «Буддийские монахини Тайваня» Элизы де Видо уже десятый вышедший из печати перевод Кирилла для Библиороссики. 

В интервью Кирилл рекомендует книги о китайской культуре, рассуждает о радостях и трудностях работы переводчика литературы и дает советы начинающим специалистам.


С чего началось ваше увлечение переводами?


Я вырос в мультиязычной семье: у нас говорили на английском, французском и русском. Я изначально формировался как личность на стыке языков. Что касается переводов — в качестве первой подработки лет в двенадцать мама посадила меня переводить ужасающий текст про свечки. В тот момент я сильно злился на нее за это, но сейчас понимаю, что, возможно, именно тогда пустило корни зерно будущего призвания. С течением времени я все больше проникался любовью к этому великому делу: распутыванию мысли на одном языке и ее обратному кодированию, но уже на другом я.


Как китаистика стала вашей профессиональной деятельностью?


Когда я поступал в РУДН на специальность «востоковедение», у меня был выбор между китайским и арабским. Я относительно произвольно выбрал китайский. А остальное — долгий процесс преломления собственного сознания в этом языке и связанной с ним культурной традиции. Впрочем, важно подчеркнуть, что я — именно переводчик с китайского и английского. Меня всегда интересовала работа с обоими языками. Еще есть надежда на то, что когда-нибудь смогу полноценно поработать с французским и испанским при переводе книг.



В какой срок можно выучить китайский?


Я не верю, что какой-либо язык можно выучить (читай: овладеть всеми его оттенками в полной мере, по всем темам). Каждый из нас на родном русском, скорее всего, сможет более-менее свободно высказываться только по отдельным вопросам. Например, я – стопроцентный гуманитарий – ничего толкового на русском про адронный коллайдер или типы химических реакций не скажу. Что касается китайского, я бы сказал, что лет за пять его можно выучить до рабочего состояния. Однако, в сущности, учеба продолжается всю жизнь, особенно с такими многоаспектными языками, как китайский и русский. Выпускник китайского отделения — перспективный китаист. Но только время покажет, осилит ли специалист этот бесконечный путь. 


Расскажите о вашей первой переводной книге.


Это были «Двадцать лекций о пекинской опере» Ло Чжэна для издательства «Шанс». Адски сложная тематика, особенно для начинающего переводчика книг. Особые сложности представляли вставки из либретто опер. После такого издания (почти) все прочее кажется более доступным.


Для «Библиороссики» вы подготовили уже немало проектов. Над какими интереснее всего было работать?


Я люблю все книги, с которыми работаю, и пытаюсь извлекать из каждого проекта максимум позитива и пользы. Я бы выделил чисто субъективно «Одурманивание Маньчжурии» Нормана Смита за богатство содержания при легкости подачи, «Языки в Китае» Джины Там за прослеживание траектории возникновения стандартного китайского языка и недавно ушедшую в печать «Буддийские монахини Тайваня» Элизы де Видо за кристальную прозрачность в проработке крайне узкой темы. Из будущих книг отмечу духовно сокрушительную «Музыку боли» Марии Чизмич (это наш первый совместный проект с коллегой по резиденциям Дома творчества «Переделкино» Аней Захаровой) и «Тяньаньмэньскую литературу» Белинды Кун (предварительное название, сейчас работаю над этим изданием; неожиданно глубокомысленное и беспристрастное исследование на крайне проблемную тему).


Что в наших книгах вас больше всего впечатлило?


На мой взгляд, это оригинальные исследования, которые не имеют полноценных аналогов в русскоязычной научной сфере. В случае китаистики это нередко темы, которые, например, не затрагиваются или описываются в определенном русле на территории КНР (в частности, проблематика прав человека в древних философских трактатах или наиболее мрачные страницы первых десятилетий при коммунистах). Огромный плюс — возможность контактировать с авторами напрямую. Это такой бальзам на душу переводчика! Нет нужды идти на более-менее разумные допущения по поводу неясных пассажей у автора. Я с каждым автором согласовываю целые списки моментов, требующих подтверждения.



Какие книги о китайской культуре вы порекомендовали бы читателям?


В издательстве «Библиороссика» скоро должна выйти прекрасная книга Сабины Найт «Китайская литература: наикратчайшее введение» (рабочее название). Автор умудряется на ста страницах легким, доступным языком рассказать обо всех основных течениях многовековой традиции. Я не могу себе представить более подходящего пособия для первого знакомства с китайской литературой. Книга погружает читателя в китайскую культуру, но не топит его во всем ее многообразии. После книги хочется читать дальше и больше. Мы с коллегами, уважаемыми китаистами, дополнили издание целым списком из примерно 100 наименований книг, с которых можно продолжить знакомство с китайской литературой.


В чем, на ваш взгляд, основная прелесть перевода нон-фикшн книг?


Большая степень свободы переводчика и возможность увеличить свои познания. Со вторым замечанием, скорее всего, вопросов не будет. А в первом случае я подразумеваю, что на первый план в нон-фикшн — в частности, таком стилистически «нейтральном», как научные исследования, публикуемые «Библиороссикой», — выходят идеи автора и их четкая передача на русском. В художественной литературе переводчик в той или иной мере гораздо больше зависит от формы и оборотов, в которые автор заключает свои фразы.


Пара советов для начинающих переводчиков и специалистов: с чего начать и как дойти до переводов нон-фикшн?


Мне кажется, что, как ни странно, карьеру переводчика литературы лучше всего начинать именно с перевода нон-фикшн. Почему — я уже частично описал в предшествующем вопросе. Нон-фикшн расширяет горизонты возможного и вероятного для переводчика. Главное — четко сознавать для себя всю тонкость и ломкость таких текстов, а также всегда обозначать моменты, где переводчик чувствует себя неуверенно. Не бывает всезнающих людей, и худший вариант для переводчика нон-фикшн — перевести «где-то рядом с текстом» из-за недостаточного понимания сущности соответствующего фрагмента и ничего об этом никому не сказать. Режим примечаний нам всегда в помощь. Я фиксирую таким образом переводческие решения, ссылки на источники, мысли по тексту и многое другое.


«Буддийские монахини Тайваня» Элизы де Видо в переводе Кирилла Батыгина выйдет из печати в начале апреля.




112 просмотров0 комментариев

Comments


bottom of page